Исследование осуществляется по при финансовой поддержке РФФИ. Грант 02-06-80311а

Руководитель проекта: канд. ист. наук, докторант исторического ф-та СПбГУ Надежда Алексеевна Тадина


Целью проекта является изучение этнических процессов выступает фундаментальной проблемой исторических наук. В эволюции отдельных человеческих общностей интерес вызывает современное этническое состояние алтайцев. Определяющим фактором этногенетического самосознания выступает принадлежность каждого к определенному роду (сеок) — патрилинейному регулятору внутриэтнических экзогамных отношений на фоне популяций территориальных групп данного этноса. Задачи проекта: ввод в научный оборот архивного материала; полевая запись и обработка генеалогических легенд сеоков; использование собранного материала для реконструкции генеалогических линий и соединение их с данными современных родословных; выявление внутренних брачных связей алтайцев и их межэтнических контактов с помощью генеалогий; этнолингвистический анализ традиционных и современных антропонимов.

Научный отчет. Этап 2003 г.: На данном этапе проекта проведено изучение генеалогии алтайских родов как социального явления, возникшего на основе биологического родства. Исследование построено на объединении кровнородственных групп и возрастных классов в общую социальную систему при комплексном методе изучения архивного, полевого и статистического материалов. Такой подход позволил охватить обширный круг вопросов: от природных и социальных сторон родовых атрибутов до сакральной роли общности происхождения. Приобретен опыт изучения генеалогии как ориентира во временных (в смене поколений) и пространственных (родовая территория) представлениях, потестарных принципах взаимоотношений с российской администрацией. На массовом генеалогическом материале определены этапы перехода к современной антропонимической системе. Совершены четыре собирательских поездок в исследуемые регионы, с участием во всероссийской (Новосибирск, Барнаул) и международной (Монголия) конференциях с докладами по изучаемым вопросам.

В научный оборот введены родословные из архивных записей А. В. Анохина (МАЭ) и собственный полевой материал по генеалогическим легендам. Проведенный анализ подтвердил вывод о монофилитичности рода (происхождении от общего предка) и родовой основе популяций южных и северных алтайцев. Собранный материал позволил охватить обширный круг вопросов всестороннего изучения генеалогии родов-сеоков — от природных до социальных сторон родовых атрибутов, от этногенетического принципа системы управления рода до русской структуры алтайских антропонимов.

Полученные за отчетный период важнейшие результаты: Изучение генеалогии алтайских родов-сеоков позволило поднять различные вопросы этноисторического процесса и раскрыть хронологически разные этапы формирования этнического самосознания народа. В ходе исследования получены следующие важнейшие результаты:

1. определена социальная роль природных атрибутов сеока как родовых символов, характеризующих статус человека в «этом» мире (по степени родства) и в «ином» (по знаковости родства);
2. выявлено этногенетическое значение родовой территории, воспринимающейся в нескольких образах Алтая — место проживания семьи, родственных сеоков, народа как на профаном, так и на сакральном уровнях;
3. установлена генеалогическая цепь основных сеоков (кыпчак, тёлёс, майман), где на примере легендарных предков передано представление об общей родовой основе южных и северных алтайцев;
4. выяснено историческое значение родовитых предводителей родов-сеоков ойротского периода в формировании этнического самосознания народа;
5. охарактеризованы потестарно-политические отношения между российской территориальной администрацией и родовой аристократией южных и северных алтайцев, система управления которой была основана на этногенетическом принципе наследования;
6. систематизированы сведения по трансформации антропонимической модели алтайцев по русскому образцу от односоставного (имя) к двусоставному (имя + фамилия по имени родоначальника) до современного трехсоставного (имя + отчество + фамилия) на основе полевых записей и архивных материалов по генеалогии родовитых предводителей (зайсанов) и шаманов (камов), что позволяет выявить особенности фамильного состава южно- и северо-алтайской популяций

Степень новизны полученных результатов выражена широтой изучаемых вопросов. Предпринята попытка определения сакральной роли родовых атрибутов в дихотомии «природа — общество». Приобретен опыт исследования генеалогии рода-сеока как ориентира во временных (в смене поколений) и пространственных (родовые территории) представлениях. Впервые определен этногенетический принцип потестарности рода и его роль во взаимодействии аристократии с российской администрацией. Также впервые выявлены этапы формирования современных антропонимов у алтайцев по русской образцу на официальном уровне.

Сопоставление полученных результатов с мировым уровнем: Полученные по проекту результаты исследования свидетельствуют о том, что генеалогия у алтайцев это не просто перечень в хронологической последовательности имен лиц мужского пола, принадлежащих к одному роду, а единая система взаимосвязи по поколениям. Согласно Л. Уайту, во внесемейных родственных отношениях возникает такое явление как социальное (а не биологическое) родство, которое в процессе развития выдвигается на первое место. Исследование алтайской генеалогии как социальной структуры подтверждает теорию последователей Эванс-Притчарда об объединении кровнородственных групп и возрастных классов в общую социальную систему. По Леви-Строссу каждая система включает в себе противопоставления: «восток — запад», «верх — низ» и пр. Так принадлежность к роду-сеоку, как генеалогическому патрилинейному подразделению, наделяет родовыми атрибутами при соблюдении знакового ряда: «новолуние — утро — восток — чет — посолонь — белый — открытый — целый — вперед». White Leslie A. The evolution of culture. New York, 1959; Evans-Pritchard E. The Nuer. Oxford, 1940; Levi-Strauss C. The Elementary Structures of Kinship. London, 1970; Mac-Lennan J. F. Studies in Ancient History. London, 1986.

Методы и подходы, использованные в ходе выполнения проекта: Сохранен комплексный подход при сборе и изучении архивных, статистических и полевых материалов. Исходя из необходимости изучения социальных связей (родственных, общественных и  др.) в некоей системе, применяется структурный метод Эванс-Притчарда при котором в генеалогии алтайских родов выражается представление о времени (смена поколений) и пространстве (родовые территории). Сравнительный анализ мифологии по Леви-Строссу позволил изучить этногенетические легенды южных и северных алтайцев по вопросу общности их происхождения и выявить специфику формирования алтайских популяций

Библиографический список публикаций по проекту:

2002 г.:

Тадина Н. А. О возрастных степенях и связанных с ними терминах родства и нормах апелляции у алтайцев // Алгебра родства. Родство. Системы родства. Системы терминов родства. СПб., 2002. Вып. 7. С. 255-265;

2003 г.:

Тадина Н. А. О взаимодействии этнологического и территориального факторов управления в Горном Алтае в XIX – начале XX вв. // Этнокультурные взаимодействия в Сибири (XVII – XX вв.) (тезисы докл. и сообщ.). Новосибирск, 2003. С. 117–120;

Тадина Н. А. Об этногенетическом значении Алтая // Сохранение этнокультурного и биологического разнообразия горных территорий через стратегии устойчивого развития (матер. межд. науч.-практ. конф.). Горно-Алтайск, 2003. Ч.1. С. 80;

Тадина Н. А. Природные атрибуты сеока как феномен родства у алтайцев // V конгресс этнографов и антропологов России (тезисы докл.). М., 2003. С. 167;

Тадина Н. А., Ябыштаев С. Н. О русской структуре современных антропонимов у алтайцев // Этнография Алтая и сопредельных территорий (матер. межд. науч.-практ. конф.). Барнаул, 2003. Вып. 5. С. 231-233;

Тадина Н. А., Ябыштаев С. Н. Об ойротском периоде генеалогии алтайских родов // Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов (тезисы докл. VI межд. науч. конф.). Томск, 2003. С. 177.

Краткие рефераты публикаций:

О русской структуре современных антропонимов у алтайцев

Данная работа является частью обобщающего исследования генеалогической роли алтайских родов. На основе родословных из архива Анохина (МАЭ) и собственного полевого материала изучена трансформация антропонимической модели алтайцев за два последних века. Традиционной формой именования человека является имя. До сих пор считается нормой хорошего тона поименно знать родных предшественников. Алтайское имя не отличает человека по полу и не является основной формой наименования по сравнению с терминами родства, используемых при обращении. Имена у алтайцев неповторимы, поскольку детей не нарекали именем старшего, что стало предпосылкой к распространению русских имен. В алтайской культуре происходила адаптация русских имен согласно звуковому строю. В начале XX в. российской администрацией было введено двухсоставное наименование мужчины, где фамилия образовывалась от имени родоначальника по русскому образцу. В середине века сформировалась современная трехчленная форма именования (фамилия + имя + отчество), причем сохранялись алтайские имена. При изучении генеалогии рода обнаруживается не только временные (для послевоенного поколения русские имена и отчества), но и локальные отличия антропонимов (фамилии Шебалинского района образованы по названию сеока). Изучение антропонимического материала в его развитии выступает очередным основанием в осмыслении генетического единства представителей алтайских родов.

Об этногенетическом значении Алтая

Исходя из сложившихся пространственных ориентиров, у алтайцев существует представление о нескольких «Алтаях». В силу исторических причин, Горный Алтай стал символом родины тюркоязычных народов. В память о далеком этногенетическом родстве алтайского народа с древними тюрками сохранилось сходство с названиями родов-сеоков — патрилинейных экзогамных делений. Представитель конкретного сеока ведет свою родословную от мест, где компактно расселен его сеок. В XIX веке исследователями был отмечен ландшафтный принцип деления жителей Алтая: на предгорную таежную часть северных алтайцев и горную южных. Причем каждая делится на несколько Алтаев — по месту расселения, обычно по речным бассейнам: Чарыша — «Чарас Алтай», Песчаной — «Беш Алтай», др. Природный фактор формирования этнотерриториальных групп ведет к созданию обобщенного социального образа у алтайцев

 

Природные атрибуты сеока как феномен родства у алтайцев

Принадлежность к роду (сеоку — генеалогическому патрилинейному подразделению) является основным ориентиром в природе и обществе. В родословной по наследству передаются родовые атрибуты (родовая гора, родовое дерево, родовое животное), осознаваемые как «карындаш» (родственник). Являясь обычными деревьями и животными (профанный мир), они заключают в себе родовой смысл (сакральный мир) и выступают своеобразными кодовыми шифрами человека, как в «этом», так и в «ином» мире. Посредством природных атрибутов сеока каждый связан родственными узами с земным миром при обязательном соблюдении знакового ряда: «новолуние — утро — восток — чет — посолонь — белый — открытый — целый — вперед«.

О взаимодействии этногенеалогического и территориального факторов управления в Горном Алтае в XIX – начале XX вв. (тезисы докл. межд. науч. конф.)

Со времен вхождения Горного Алтая в состав России (сер. XVIII в.) был накоплен опыт взаимоотношения родовой аристократии с официальной администрацией. В системе управления алтайского рода, сохраненной со времен Джунгарского государства (XVII — XVIII вв.), важная роль принадлежала генеалогическому принципу распределения власти, которая переходила по наследству к старшему сыну. Российская система управления сначала была адаптирована под влиянием алтайской родовой организации. Коренное население Алтая было разделено согласно расселению этнических групп: на семь алтайских дючин, две чуйские, шесть черневые, три кумандинские волости. По уставу М. М. Сперанского (1822 г.) административное деление алтайцев, как «кочующих инородцев», стало территориальным. Как следствие — исчезновение «кровного» управления, отмена наследственных должностей, назначение администрацией. Такая временность власти разрушала генеалогическую организацию алтайского общества. Принадлежность к роду-сеоку определялась патрилинейностью родства и очерчивала нормы родовой взаимопомощи, например при оплате налогов или совершении свадьбы. После реформы 1911–1913 гг. южные алтайцы, как и северные, стали относиться к разряду «оседлых» согласно искусственному делению их администрацией. Родовая организация, с ее генеалогическим принципом управления, показала способность адаптироваться к различным новациям и реформированиям властных органов. Так, на уровне потестарно-политических отношений происходило взаимовлияние двух систем управления данным регионом

Об ойротском периоде генеалогий алтайских родов

У центральноазиатских народов существует традиция сохранения родословной от семи до двенадцати поколений. К числу таких народов относятся алтайцы, сохранивших представление о принадлежности каждого к роду (сеоку — патрилинейному генеалогическому подразделению). Распространенными сеоками являются «кыпчак», «майман», «тодош», «тёлёс» и «иркит». В их названиях сохранились отзвуки давних времен, а в именах родовитых предков значимость тех событий. В историческом сознании народа жива память о предках, живших в так называемом «ойротском времени» (с XV в.) и в составе Джунгарского государства (XVII — сер. XVIII вв). В наши дни в честь богатыря Ирбизека из сеока кыпчак проводится родовой праздник. Таким образом, традиция осмысления идеализированного прошлого нашла свое выражение не только в форме бурханизма как конфессии, а в советское время в идеи обретения государственности под видом автономии, но также наложила отпечаток на родословное древо сеоков в лице родовитых предков. Здесь нет выдвижения одного лидера: сколько сеоков, столько и знаменитых личностей. В такой этнопсихологической установке проявляется живучесть родовой структуры посредством генеалогии.


Краткая аннотация:

Tadina Nadezhda Alekseevna

Lineage of Altaian family in the context of southern and northern Altaians

On the given design stage the analysis of a Lineage of Altaian family as social phenomenon which has arisen on the basis of biological relationship is conducted. The research is built at unification of blood related groups and age classes in a general social system by using a complex method of analysis of archive, field and statistical materials. Such approach has allowed to cover a wide range of questions: from the natural and social aspects of tribal attributes up to a sacral role of lineage community. It is gained the experience in analysis of a genealogy as a reference-point in temporary (in change of generations) and spatial (tribal territory) presentations and principles of inter relations with the Russian administration. There are determined the stages of transition to a modern system of a surname, a name and a patronymic on the vast genealogical material. Four scientific trips to investigated regions with participation in the Russian (Novosibirsk, Barnaul) and international (Mongolia) conferences with the reports on studied problems are accomplished.

St.-Petersburg State University

The chief of the project Tadina N.A.

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)