МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ СЕМИНАР
«ФИЛОСОФСКИЕ И ДУХОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБЩЕСТВА»


Гафанова Ю. В.

КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ МУЗЕЕВ

материалы 6-й ассамблеи молодых ученых и специалистов с. 150

Только что ставший историей ХХ век перевернул с ног на голову весь наш мир: несколько раз были переосмыслены ценности науки и искусства, направления и цели развития культуры, перспективы бытия человека в мире. Техника превратилась в самостоятельную силу, которая навязывает человеку свои законы. Человеку все труднее уследить за бурным развитием современной цивилизации. Когда изменяются ориентиры и переоцениваются ценности, перед каждым встает важный вопрос: кто я и зачем я здесь? Поэтому в ХХ веке проблема идентичности становится одной из самых актуальных.

Раньше статус человека, возможности его социального и профессионального роста часто были заданной величиной, известной еще до его рождения. Редко случалось, чтобы рожденный в одном сословии перешел в другое. Если ты знаешь, что ты, все твои ближайшие родственники и предки — крестьяне, или ремесленники, или дворяне, то вряд ли у тебя возникнет вопрос, кто ты, как тебе следует вести себя, каких ценностей придерживаться. Если за тобой стоит история твоего селения, твоей общины, твоего рода, то вряд ли тебе будет сложно осознать свое место в этом ряду. Только к рубежу XIX–ХХ веков социальная мобильность возрастает настолько, чтобы актуализировать вопрос о месте конкретного человека в этом сложном мире, вопрос о принадлежности к той или иной общности, вопрос о самостоятельном и сознательном выборе этой общности.

В русле общих тенденций культуры находился и такой социальный институт, как музей. Перед музеями в ХХ веке несколько раз вставала проблема идентичности, то есть необходимость выяснить собственный статус, роль музея в культуре, его социальные функции, да и, в конце концов, доказать, что музей имеет право на существование.

Музей связан с памятью о прошлом, о том, что было и остается важным, поэтому музеи не могут избежать оценочных суждений — отношение к музею часто связано с отношением к предыдущим историческим эпохам и их достижениям. ХХ век наглядно показал, что «прошлое непредсказуемо», особенно в России, поэтому вслед за изменением идеологических ориентиров происходит пристальное вглядывание в феномен музея как института, который формирует то или иное отношение к прошлому, настоящему и будущему.

В России за прошедшее столетие дважды переписывали историю, и каждый раз вслед за этим возникала необходимость осознать свое место. Дважды (в начале и в конце прошлого века) возникали кризисные явления в культуре. И каждый раз на помощь приходили музеи, которые формировали посредством своих экспонатов ту или иную картину мира. И каждый раз музеям снова приходилось решать, каковы принципы их существования. Будучи частью культуры, музеи не могут не отражать основные тенденции развития культуры, ее взлеты и падения.

После Октябрьской революции в Советской России вслед за лозунгом «сбросить Пушкина и Рафаэля с корабля современности» прозвучали слова, призывающие закрыть музеи как рассадники буржуазной культуры, а все их имущество пустить на помощь голодным и холодным пролетариям. К счастью, у руководителей страны хватило образования и ума, чтобы не сжечь старинную музейную мебель ради согрева бедняков, не разместить в дворцовых залах казармы и не распродать картины за кусок хлеба. «Искусство — это то прекрасное, что талантливые люди умели создать даже под гнетом деспотизма и что свидетельствует о красоте и силе человеческой души. Граждане, не трогайте ни одного камня, охраняйте памятники, здания, старые вещи, документы — все это ваша история, ваша гордость», — так звучало воззвание Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, появившееся почти сразу же после революции. Позже и все остальные осознали, как важно для молодой страны не отказываться от своей истории, от культуры предыдущего периода и от всего накопленного отцами опыта.

После Великой Отечественной войны снова возникла огромная потребность в музеях. Тогда важнейшим являлся не вопрос об идентичности, ибо национальное самосознание было очень сильным и каждый человек ясно осознавал свое место и цель своей жизни. В тот период музеи были нужны для того, чтобы сохранить память о совершенных подвигах и чтобы не допустить новой войны, нового безумия, еще более страшного истребления себе подобных.

Второй раз за прошедшие сто лет Россия переписывала свою историю в 1990-х годах. Когда уходят в небытие великие империи, всегда происходит разрушение старых ценностей. Но человеку необходимо верить во что-то. В России до сих пор идет сложный и пока почти безуспешный поиск новых ценностей. На протяжении последних лет неоднократно радикально изменялись акценты в осознании одних и тех же явлений. И пока еще у нас нет понимания того, кто мы, куда и зачем мы идем. Новый кризис человеческого бытия настойчиво требует своего разрешения. В мире, где все относительно и расплывчато, возрастает роль тех феноменов, которые могут дать некие устойчивые ориентиры. Поэтому неслучайно, что в последние годы музей становится все более влиятельным.

Несмотря ни на что высокая культура считается ценностью, а бескультурье — антиценностью. Культурным человеком в наше время может называться лишь тот, кто усвоил культурные ценности, накопленные предыдущими поколениями. Одна из главных социальных функций музея — хранить овеществленную память, связывать воедино прошлое, настоящее и будущее, давать ориентиры в оценке. Собирая в одном пространстве различные предметы, музей не копирует то, что есть в реальном мире, а создает свой мир, построенный на основе той или иной концепции. Это мир живет по своим законам: концепции сменяют одна другую.

На рубеже ХХ–ХХI веков музеи, как и вся мировая культура в целом, переживают новый кризис идентичности. Эпоха постмодерна предлагает огромное множество плоскостей рассмотрения объектов, а потому современный музей должен решить не только вопрос, является ли он светским храмом или рыночной площадью, но и вопрос, развивать ему больше развлекательные функции, образовательные или научные, стремиться ему стать Лас-Вегасом или научным центром, Диснейлендом или университетом. К счастью, наша культура плюралистична и позволяет выбирать не из двух, а из большего количества альтернатив, она дает возможность намечать концепции развития в многомерном, а не одномерном пространстве. Невозможно существовать в условиях рынка и не учитывать его законов. Но современному музею вовсе не обязательно быть только развлекательным центром или только свалкой экспонатов, один вид которых навевает скуку. Сочетание различных функций (рекреационной и научно-исследовательской, образовательной и воспитательной, хранительской и эскпозиционной) позволяет музеям в наиболее доступной и интересной форме донести до посетителей то «разумное, доброе, вечное», что заключено в музейных вещах.

 


Гафанова Ю. В. — аспирант кафедры культурологии философского факультета СПбГУ

© СМУ, 2001 г.