МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ СЕМИНАР
«ФИЛОСОФСКИЕ И ДУХОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБЩЕСТВА»


Розанова М. С.

НАУЧНАЯ ПРОЗА БЕРТРАНА РАССЕЛА НА ПРИМЕРЕ РАБОТЫ «ПРОБЛЕМЫ КИТАЯ»

материалы 6-й ассамблеи молодых ученых и специалистов с. 131

На примере творчества Б. Рассела становится очевидным тот факт, что понятие литературы значительно шире, нежели понятие литературного произведения искусства. В способе бытия литературы участвуют все литературные традиции, и не только религиозные, юридические и публицистические тексты, но и сочинения, в которых такие традиционно передаваемые тексты научно обрабатываются и интерпретируются. Форма литературы подходит для всякого научного исследования, пока оно существенно связано с языковой сферой (особую актуальность в связи с этим приобретает взаимодействие философии и литературы ). (Х.-Г. Гадамер. Истина и метод. М., 1988. С. 212). В связи с этим творчество Рассела представляет особый интерес, потому как находится в области пересечения литературно-художественного выражения и научной деятельности.

Есть научные произведения, которые благодаря своим литературным достоинствам завоевали право считаться литературными произведениями искусства и быть причисленными к мировой литературе. Одним из таких произведений является работа Рассела «Проблемы Китая» (Russell B. Problem of China. London, 1922) написанная после возвращения философа из Китая на родину в 1922 году. Здесь Рассел преподносит нам свое отчасти идеализированное понимание культуры Востока, но во многом он верно улавливает и предопределяет основные тенденции, получившие дальнейшее развитие на протяжении всего ХХ столетия.

В китайской философии в начале ХХ в. значительный резонанс получила немецкая «философия жизни». Знакомство с ней в Китае не требовало глубокого освоения западной логики и методологии, её дух во многом отвечал китайской философской традиции. Пафос освобождения индивида от оков традиционности, содержавшийся в учении Ницше, был обращен деятелями движения за новую культуру Лу Синем и Чэнь Дусю. Но постепенно иррационализм Ницше, Шопенгауэра, Бергсона начал уступать под натиском рационалистических течений, которые более соответствовали практике. Именно в это время, в 1919 году, Бертрана Рассела пригласили в Пекин для чтения лекций. Вот что писал о визите в Китай Б. Рассела и Д. Дьюи крупнейший китайский философ Фэн Юлань (1895–1990): «Они были первыми западными философами, прибывшими в Китай, и от них китайцы в первый раз получили достоверное представление о западной философии… Эти два философа, хорошо принятые многими, немногими были поняты. Тем не менее их визит в Китай открыл новые интеллектуальные горизонты для большинства ученых того времени». (Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998 С. 346)

Популярность Рассела в Китае объясняется тем фактом, что Рассел был первым крупным западным теоретиком, призвавшим к сохранению «души китайской цивилизации» от нашествия разрушительной психологии агрессивности, эксплуатации, присущей странам Запада. Поэтизируя и во многом приукрашивая китайскую культуру, Рассел называл китайцев «нацией-художником». Он настаивал на том, чтобы Запад прекратил все попытки переделать Китай по своему образцу — это могло бы привести к невосполнимой культурной утрате и формированию огромной агрессивной державы, угрожающей всему миру. Развитые страны должны увидеть в Китае партнера и попробовать усвоить положительные стороны китайской культуры. В работе «Проблемы Китая» философ писал: «Китайцы обнаружили и воплощали в жизнь на протяжении многих столетий образ жизни, который, будучи принятым всем миром, сделал бы этот мир счастливым. Европейцы не обладают подобной практикой: их жизненный путь предполагает нескончаемую борьбу, конфликты, беспокойство и извечную неудовлетворенность. Эта деятельность, направленная на разрушение, может завершиться полным уничтожением, именно к такому концу приблизится наша цивилизация.., если не сможет приобщиться к мудрости Востока».

Рассел утверждал, что китайская культура содержит много ценного. Например, литература, искусство и особенно философия человека содержат идеи, которые важны не только для Китая, но и для Запада и вполне могут разрешить некоторые из стоящих перед ним проблем, направить будущее развитие мира. Рассел еще в начале столетия одним из первых западных философов касался проблемы синтеза двух традиций, выходящем за пределы приспособления традиционной китайской культуры к диалогу с Западом через заимствование его достижений. Рассел говорил о синтезе в глобальном смысле, способном произвести позитивные изменения и в западной культуре за счет усвоения духовных богатств Востока.

В работе Рассел анализирует традиционное противопоставление Востока и Запада по линиям: духовность–практицизм, космоцентризм — антропоцентризм, мистицизм — рационализм, — которое в значительной мере проявилось в ходе торговой, политической, культурной экспансии европейских стран на территории Востока. Эти различия естественным образом обозначились в результате длительных попыток развитых европейских держав установить свой порядок на колонизируемых территориях, свой образ взаимоотношений, мышления и т. д. В этом смысле противостояние Востока Западу — реакция на распространение европейского влияния. Рассел в своей работе пишет о том, что феномен Востока, его «скрытность», «тонкость», «неподатливость», «лукавство», является скорее последствием европейского воздействия, или своего рода недостаточно верной интерпретацией Западом восточной культуры.

Аналитико-рациональная философия Рассела оказалась той вненациональной, вненаправленческой базой, на которой осуществляется сегодня диалог философских культур. (Колесников А. С.) Рассматривая различие двух традиций, необходимо отметить, что сложность восприятия и понимания заключается в несоответствии понятийного аппарата и методологических подходов. Изначально китайская мысль была направлена не на создание логически непротиворечивых систем, поиск выводимых истин, а скорее на конституирование гармоничных структур в соответствие с космическим устройством. Китайские философы придерживались классических текстов, неисчерпаемость искусно преподнесенного жизненного материала которых, в сочетании с неопределенностью понятий и афористичностью высказываний, позволяла черпать новые знания в бесконечной интерпретации в соответствие с вновь возникающими проблемами. Китайская философия не была чисто интеллектуальной игрой ума, она представляла собой практическое восприятие и переживание мира, что ослабляло интерес к точности и логичности мысли (это проблема сокровенного опыта, который можно пережить, но не передать). Именно поэтому Рассел предложил китайской философии аналитический метод, способный, подобно мыслительному скальпелю, отсечь нежизнеспособные наслоения и выделить сущности, составляющие основу китайской культуры, Он должен, по мнению Рассела, обеспечить ясность китайской мысли и поможет далее развивать философию как знание о человеческом бытии. Неполнота развития в китайской философской традиции позитивного логико-аналитического метода, разрабатываемого Расселом, заставила Фэн Юланя, последователя английского мыслителя, заняться ее рационализацией. Ему виделось, что это приблизит китайскую мысль к всемирной, т.е. наднациональной, философии будущего, которая станет «рационалистичнее традиционной китайской философии и мистичнее традиционной западной философии». В конце нашего столетия Фэн Юлань писал, что и философия Китая должна в значительной мере повлиять на философию на Западе т. к в ней есть « разделы, которые вносят вклад в возвышение духовной жизни человечества и разрешение всеобщих человеческих проблем. Это — вечные ценности. Они обладают большой значимостью для современного мира, так и не обретшего пока новых позитивных глобальных идеалов в культуре» (Ломанов А. В. Современное конфуцианство: Фэн Юлань. М., 1996. С. 173)

Диалог Востока и Запада по Расселу не должен сводиться лишь к поверхностному механическому усвоению некоторых достижений (будь то сфера мысли или область научного знания). Это глобальное внутреннее взаимодействие двух равноправных традиций, долгое время искусственно противопоставляемых друг другу. Рассел тонко прочувствовал, что различие двух цивилизаций скорее мнимое, оно коренится в наших предрассудках. В сущности, и Восток, и Запад говорят об одном и том же, но на разных языках, которые надо лишь прояснить и совместить.

Рассел предостерегает нас от такого диалога с Восточной цивилизацией, при котором основное внимание направлено не на понимание Другого, а на выявление его недостатков для подтверждения исключительной истинности своих взглядов. Еще в начале века в «Проблемах Китая» философ писал, что процесс глобализации не должен сопровождаться утверждением господства одной цивилизации над остальными, ибо такие попытки не только не являются оправданными, но всегда приводят к сопротивлению и столкновениям различных культур.

Бертран Рассел в данной работе, сочетая научное содержание с литературно-художественным оформлением, смог не только уловить и проанализировать основные черты китайской цивилизации, но и направить дальнейшее развитие диалога культур в позитивном русле, став одним из основоположников компаративистского подхода в философии.

 


Розанова Мария Сергеевна — студентка кафедры зарубежной философии философского факультета СПбГУ

© СМУ, 2001 г.