А. Г. Грецов, А. А. Козлова *

ИССЛЕДОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТА В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ МОЛОДЕЖИ С ПОМОЩЬЮ РИСУНОЧНОГО МЕТОДА

Материалы междисциплинарного гуманитарного семинара
«Философские и духовные проблемы науки и общества»
в рамках Седьмой Санкт-Петербургской Ассамблеи молодых ученых и специалистов, с. 173-178

В психологии создано множество теорий, так или иначе объясняющих природу, структуру, функции и проявления интеллекта. Кроме того, у каждого человека существует и собственное представление о том, что такое ум и глупость, как они проявляются и как влияют на жизнь человека. Если воспользоваться терминологией Дж. Келли, биполярные признаки «умный — глупый», «способный — неспособный» — это одни из основных конструктов, в рамках которых человек воспринимает окружающих. Профессиональные психологи не являются в этом плане исключением: «психология способностей опирается на обыденные представления, закрепившиеся в языковой культуре» (В. Н. Дружинин).

Однако работ, посвященных этим «обыденным представлениям», во много раз меньше, чем исследований интеллекта, основанных на научных моделях последнего. По нашему мнению, такая диспропорция свидетельствует о смещении интереса большинства исследователей этих проблем к объективному полюсу. Однако в ряде случаев важно иметь информацию, вскрывающую также и субъективное виденье этой проблематики, ее отражение в общественном сознании. В частности, это относится к таким жизненным сферам, как:

1) обучение. Несомненно, что в результате этого процесса человек должен «становиться умнее». Но что вкладывается в это понятие учениками и учителями? От ответа на данный вопрос во многом зависят приоритеты в обучении, критерии его эффективности и т. д. Если психологически грамотные учителя могут опираться и на научные представления об интеллекте и о способностях, то взгляды большинства учеников являются не выходящими за рамки бытовых представлений, т. е. сугубо имплицитными;

2) общение. От того, кого и почему «в народе» считают умными или глупыми, в значительной степени зависит, как будут складываться межличностные отношения в группах, какие качества будут демонстрироваться в общении, а какие скрываться. Это ярко проявляется не только в учебных, но и в производственных коллективах. Кстати, полюс «умный» при этом не всегда является предпочтительным, к сожалению, во многих коллективах «слишком умных» не любят и создают им всяческие препятствия в работе.

Для исследования имплицитных представлений об интеллекте у подростков мы использовали проективный рисунок на тему «Умный и глупый человек». В отличие от подобных исследований, проводившихся ранее (A. Varnanen, 1993), мы сочли целесообразным рассмотреть оба полюса конструкта «умный — глупый», поэтому наши испытуемые получали задание изобразить не только умного, а также и глупого человека. Это оказалось обоснованно, так как выполнение второго рисунка было более интересно для испытуемых, а его содержание — показательнее в психологическом плане.

Процедура исследования была следующей: испытуемым раздавались листы стандартной белой бумаги формата А4 и давалась следующая инструкция: «Положите перед собой лист горизонтально. Разделите его вертикальной чертой пополам. А теперь нарисуйте на левой половине листа умного человека, а на правой — глупого человека. Рисовать можно обычным или цветными карандашами, художественные качества рисунка значения не имеют».

На разных этапах работы эта рисуночная проба проводилась как изолированно, так и в составе комплексного психодиагностического обследования, включающего ряд методик (другие рисуночные пробы, неоконченные предложения, цветоассоциативный тест и др.). Выборка состояла из подростков — обучающихся трех общеобразовательных школ Санкт-Петербурга, общий объем превысил 200 человек. Задание вызывало у испытуемых неизменно высокий интерес, выполнялось эмоционально, случаи отказа рисовать практически отсутствовали. В то же время, иногда наблюдались случаи незначительного изменения формулировки задания испытуемыми (например, вместо «глупого человека» рисовали «дуру»), что не оказывало принципиального влияния на сущность рисунка.

При анализе рисунков выделялись несколько групп показателей:

1. Формальные показатели. При интерпретации изображений может учитываться весь комплекс формальных показателей, используемых в психологии при работе с проективными рисунками: расположение изображения на листе, толщина линий, степень равномерности нажима, наличие штриховок и т. п. Анализ формальных показателей не зависит от содержания рисунка, преимущество сюжета «Умный и глупый человек» проявляется в том, что подростки рисуют на эту тему много и охотно (особенно картинку «Глупый»), поэтому психолог почти всегда получает рисуночный материал в объеме, достаточном для выдвижения предположений об индивидуальных особенностях испытуемых. Кроме того, формальные показатели могут учитываться при определении значимости содержательных деталей рисунков для подростка (утолщение линий в некоторых деталях, выделение цветом, сильная штриховка и т. д.).

2. Стандартные содержательные показатели. При работе с рисунком «Умный и глупый человек» может использоваться комплекс содержательных показателей, выявляемых при интерпретации проективного психологического теста «Нарисуй человека» (методика Т. Маховер). Эти показатели позволяют выдвинуть обоснованные предположения о ряде личностных особенностей человека, в том числе и о его отношении к интеллектуальной сфере. Если человек изображен в полный рост, применим весь комплекс показателей, если нарисована только голова — рассматриваются особенности лица. На этой стадии анализа более информативны детали изображения, одинаково выполненные на рисунках умного и глупого человека, так как именно совпадающие детали являются характерными для «человека» вообще, а не признаками интеллекта или отсутствия такового.

3. Специфические содержательные показатели. Это показатели, отражающие специфику тематики рисунка, отличающие изображение умного человека от изображения глупого. Как правило, умный и глупый человек рисуются испытуемыми по общей схеме, самые частые различия между ними — внешние атрибуты (например, у умного — книга, у глупого — бутылка), выражение лица (обычно у глупых оно утрировано — мимика излишне ярко выражает отрицательные или (реже) положительные эмоции, иногда встречается маска полного безразличия), особенности одежды (так, для одежды глупых характерны заплатки и иностранные надписи).

Эти показатели наиболее важны при исследовании имплицитных моделей интеллекта испытуемых (еще раз оговоримся, что анализ направлен не на измерение уровня интеллекта испытуемых, а на исследование содержания этого понятия в их сознании). Кроме того, они могут свидетельствовать о ценностных ориентациях, о системе отношений подростков к разным элементам социальной действительности. Так, например, комплекс атрибутов, связанных со школьной жизнью (парта, доска, дневник и т. п.), может появляться как у умного, так и у глупого человека, что дает основание для предположений об отношении испытуемых к обучению в школе. Интересным показателем является несовпадение пола изображаемого умного и глупого человека (в роли глупого чаще оказывается человек противоположного пола). Этот факт в большинстве случаев указывает на наличие неконструктивных гендерных стереотипов.

Показательно, что если младшие подростки при выполнении задания обычно рисовали человека целиком, то старшие подростки чаще изображали только голову. Скорее всего, это связано с изменением имплицитного содержания понятий «ум» и «глупость» по мере взросления. Для младших подростков характерны цельные, неразделенный образы «умных» и «дурачков», куда входят не только собственно интеллектуальные показатели, но и внешний облик человека, качество его одежды, наличие или отсутствие физических изъянов, род деятельности (например, глупый может быть изображен в роли дворника, умный  — работника офиса) и т. д. Для старших же подростков понятия «ум» и «глупость» более избирательно связаны с собственно интеллектуальными функциями.

В заключение отметим, что рисунок на тему «Умный и глупый человек» оказался не только инструментом исследования имплицитных моделей интеллекта в сознании испытуемых, но и удачной проективной рисуночной пробой. По сравнению с типичными сюжетами рисунков, используемыми в проективных тестах (дом, дерево, человек, семья, несуществующее животное и т. п.), предлагаемый сюжет интереснее для испытуемых, ближе к жизненным реалиям молодых людей, вызывает более высокую эмоциональную вовлеченность в работу. В то же время, схемы психологической интерпретации стандартных проективных рисунков в значительной степени применимы и к этому сюжету, что существенно облегчает его внедрение в психологическую практику.


*Грецов Андрей Геннадьевич, Козлова Анастасия Анатольевна — аспиранты кафедры психологии развития и образования РГПУ им. А. И. Герцена

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)