С. В. Никоненко*

АНТИ-РЕАЛИЗМ В АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Материалы междисциплинарного гуманитарного семинара
«Философские и духовные проблемы науки и общества»
в рамках Седьмой Санкт-Петербургской Ассамблеи молодых ученых и специалистов, с. 108-1113

Анти-реализм как философское течение оформился в 1970-х гг. Причиной его появления стал кризис, охвативший аналитическую философию в этот период. С одной стороны, аналитическая философия активно трансформируется, поскольку прежняя методология анализа, основанная на принципах реализма и верификации, признается ложной. С другой стороны, оказалась нежизнеспособной лингвистическая философия как школа. Появившись как реакция на логицизм и трансцендентализм ранней аналитической философии, философия обыденного языка не смогла предложить альтернативной методологии, поскольку эта задача была враждебна самой сути лингвистической философии, избегающей формальных изысканий. Вместе с тем, традиционное, особенно для английской философии, противопоставление «реализм — идеализм» в муровском смысле стало считаться неудовлетворительным. Айер верно отметил, что «разделение между реалистами и идеалистами также имеет много сторон, вызывающих много конфликтующих точек зрения, касающихся природы материи и сознания, а также их взаимодействия[1]. В этой ситуации выдвигается попытка альтернативной классификации философских теорий по принципу «реализм — анти-реализм». Задача, вместе с тем, не исчерпывается классификацией. Анти-реализм выводится как новая целостная точка зрения, снимающая старое противоречие «реализм — идеализм».

«Анти-реализм» относится, на наш взгляд, к той же группе понятий, что и «аналитическая философия», «критическая философия» и т. п. Анти-реализм — это не определенное философское направление, как, например, феноменология, экзистенциализм и т. п., а течение, придерживающее общей методологической установки. Анти-реализм, с точки зрения самих анти-реалистов, — это «дух» конкретной философской системы, содержание которой не должно исчерпываться только обоснованием методологического принципа.

Мы попытаемся ответить на вопрос, что такое анти-реализм в англо-американской философии, определив, в каких формах он существует. Можно выделить три основные группы анти-реалистических теорий, несмотря на то, что взгляды основных представителей внутри каждой группы значительно разнятся между собой.

1. Логический анти-реализм. Основным представителем его является М. Даммит, который признается основателем анти-реализма вообще. Он полагает, что возможно отрицать реализм, не впадая при этом в идеализм, в случае переноса дилеммы «истина — ложь» с центрального места в философии в область только теории значения. Даммит формулирует основной принцип анти-реализма следующим образом: «Для реалиста наше понимание предложения состоит в постижении условий его истинности, которые определенно в наличии или их невозможно иметь, но которые не могут быть признаны нами во всех случаях их наличия; для анти-реалиста наше понимание состоит в постижении того, какие признаваемые обстоятельства определяют его как истинное или как ложное[2]. Таким образом, реалисты убеждены в существовании независимо от нашего познания объективных истин; анти-реалисты же те, кто полагает, что познаваемо только то, что можно отнести к полагаемому в качестве достоверного. Даммит выступает против взгляда на мир с точки зрения «гипотетического субъекта», обладающего «универсальной точкой зрения».

Вместе с тем он не порывает с классической традицией, полагая, что в его концепции аналитическая философия получает новое содержание. Даммит занимает позицию методолога, задача которого — показать, как выбирать между альтернативными логическими теориями.

К. Райт также начинает с того, что оспаривает дилемму «реализм — идеализм». «Анти-реализм — просто противоположность реализма… Тогда как для традиционного идеалиста, наоборот, реалист полностью искажает природу истины; поэтому не существует места для дискуссии[3]. Райт утверждает, что анти-реализм — «неклассическая теория» и враждебен классической семантике, претендующей быть универсальной теорией познания.

Аналогичных взглядов придерживаются два других видных философа. С. Шэнкер полагает, что идея «бесконечного анализа», раскрывающего истину, есть не что иное как «интеллектуальный нарциссизм». Он считает, что необходимо культивировать традиционные ценности британской мысли, которые не поняты при взгляде «с континента». Эти ценности — свобода, глубина мысли, чувство независимости, практицизм, стремление описывать повседневность и др., — позволят британской философии уйти от роли «школьной дисциплины» к дисциплине знания, направленной на служение всему обществу. А. Флю отстаивает «аристотелевскую» точку зрения, противоположную «платонико-картезианской». Его позиция (которую он называет «индетерминизм») созвучна с идеей Даммита о возможности выбора между альтернативными теориями. «Причины человеческих действий существенно и с большой степенью относительности отличны от причин всех тех действий, которые не являются человеческими действиями», — полагает Флю[4].

2. Онтологический анти-реализм. В отличие от первого вида, он направлен на критику «физикализма» в аналитической философии. Наиболее видные представители этой точки зрения — Д. Фостер и Ч. Тэйлор. «Реалист — это тот, кто утверждает, что первичная реальность хотя бы частично физическая: Анти-реалист — это тот, кто утверждает, что первичная реальность полностью не-физическая», — отмечает Фостер[5]. Фостер не соглашается с точкой зрения Даммита, который различает реализм и анти-реализм на основе допущения или отрицания закона бивалентности. Он предпочитает построение новой версии «феноменализма» и разрабатывает теорию «ментального времени» как альтернативу «физическому миру». Симпатии к феноменализму не скрывает и Тэйлор. Он отмечает «Целостное отношение между опытом и описанием, которое выдвигает феноменализм, следует тщательно изучать. Не существует такой вещи, как голое описание опыта, которое просто фиксирует присутствие независимого объекта, так как определенный вид искомого описания всегда соответствует определенной организации поля исследования[6].

3. Плюралистический анти-реализм. Данный вид анти-реализма снискал наибольшее число сторонников. Соединяясь с постмодернизмом, анти-реалисты этого типа порывают с идеей двух альтернатив, которую можно выявить в двух предыдущих типах. Д. Мэки формулирует программу плюралистических реалистов: «Возможно существование хорошо аргументированных отдельных видов анти-реализма… Не существует глобального анти-реализма или обобщения интуитивистской теории значения, которая, кажется, ведет к нему[7]. Наличие последнего Мэки усматривает у Даммита, утверждая, что анти-реализм несовместим с «единственной точкой зрения».

Известный моральный философ Б. Уильямс полагает, что «мы должны отвергнуть любую модель личной практической точки зрения, согласно которой все мои цели, проекты и нужды должны осуществляться дискурсивно[8]. Согласно Уильямсу, не существует возможности доказать как наличие универсального морального дискурса, так и указать единственно правильный образ жизни.

Своего предела этот тип анти-реализма достигает, на наш взгляд, в системах американских философов Н. Гудмена и Х. Патнэма. Гудмен соединяет анти-реализм с релятивизмом и номинализмом. «Иногда я характеризую направления мысли, выраженные мною, как ирреализм. Ирреалист не утверждает, что все или нечто нереально, но смотрит на мир как распадающийся на версии производных миров», — пишет Гудмен[9]. Гудмен полагает, что существует много правильных «точек взгляда на мир», но утверждает, вместе с тем, что возможно отделить истинные взгляды от ложных.

Патнэм видит в анти-реализме возможность радикального отказа от «метафизического» реализма и придания реализму «человеческого лица». Это невозможно без допущения плюрализма в логике и онтологии. Патнэм считает утопичной даммитовскою идею о возможности определения условий оправданности для всех предложений нашего языка. «Мой собственный взгляд (для которого я нашел имя «внутренний реализм») в том, что истина должна быть отождествлена с оправданием в смысле идеализированного оправдания в противоположность оправданию-на-основе-непосредственной-очевидности», — отмечает Патнэм[10]. В утверждении Патнэма анти-реализм достигает своих пределов, хотя, конечно, не исчерпывает их. Некоторые философы, например Р. Рорти, переходят эти пределы, предлагая окончательно подорвать доверие к разуму, миру и логической необходимости. Но Рорти уже вне анти-реализма, так как анти-реализм возможен только в рамках пересмотра, а не полного опровержения «традиционной», «классической», «научной» философии.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ayer A. J. Philosophy in the 20th century. London, 1984. P. 3.

[2] Dummett M. Truth and Other Enigmas. Cambridge, Mass., 1978. P. 23.

[3] Wright C. Realism, Meaning and Truth. Oxford, 1993. P. 3.

[4] Flew A. A Rational Animal and Other Essays on the Nature of Man. Oxford, 1978. P. 82.

[5] Foster J. The Case for Idealism. London, 1982. P. 33.

[6] Taylor C. Sense-Data Revisited.// Perception and Identity. New York, 1979. P. 105.

[7] Mackie J. L. Selected Papers. Vol. 1. Oxford, 1985. P. 240.

[8] Williams B. Ethics and the Limits of Philosophy. Cambridge, 1985. P. 200.

[9] Goodman N. On Mind and Other Matters. Cambridge, Mass. l., 1984. P. 29.

[10]Putnam H. Philosophical Papers. Vol. III. Cambridge, 1983. P. XV.


Исследование осуществляется при финансовой поддержке Министерства образования РФ (грант № PD02 3.13-72) (руководитель проекта докт. филос. наук Ю. М. Романенко)

*Никоненко Сергей Витальевич — канд. филос. наук, ст. преподаватель философского факультета СПбГУ

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)