А. И. Иваненко *

ИНФОРМАЦИЯ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА

Материалы междисциплинарного гуманитарного семинара
«Философские и духовные проблемы науки и общества»
в рамках Седьмой Санкт-Петербургской Ассамблеи молодых ученых и специалистов, с. 28-32

Жан Бодрийяр в своей работе «Символический обмен и смерть» назвал технику принципом порождения смыслов. Действительно, техника способствовала разрушению классической парадигмы. Как можно было бы доказать вращение Земли вокруг Солнца без телескопа? Как можно было бы доказать существование микробов без микроскопа? Как можно было бы подвергнуть сомнению представление о душе как принципе движения и уникальность жизни без представления о моторах? Как мог Дарвин выдвинуть учение о происхождении видов, если бы не было корабля «Бигл», способного к дальним и относительно безопасным плаваниям?

Техника идет рука об руку с наукой. Одновременно с техническим прогрессом происходит эволюция (ветвление) науки. Однако в процессе своего становления наука сталкивается с термином, который она не способна осмыслить. Таким термином является информация. С ней сталкиваются гуманитарные, общественные и технические науки, а также науки, которые изучают живую природу. Ни одна из этих наук не может выйти за собственные пределы, чтобы сформировать общую теорию информации или хотя бы дать ее единое определение. Представляется, что это не временные трудности. Это затруднение следует из самой природы науки, необходимо обладающей четко обозначенным предметом, методом и традицией. Конечно, наука может сформировать науку об информации, но сможет ли она охватить в своем изучении все проявления информации? Каким методом она будет анализировать факты из таких удаленных отраслей как филология и генетика? Когда спотыкается наука, на помощь ей всегда приходит философия. Полезно вспомнить позитивистскую максиму о том, что философия должна помогать решать научные проблемы. Это отнюдь не унизительная роль служанки науки. Информация не является сугубо научным понятием. Информация становится общекультурным понятием, ибо наше общество толкуется как информационное, а Рикер определял философию как истолкование значений культуры. Информация через соответствующие технологии вторгается в нашу повседневность, следовательно, она становится тем экзистенциалом, без осмысления которого невозможна аналитика человеческого бытия в духе Хайдеггера.

Итак, философия обретает новую тему для своего осмысления. Кроме того, это позволяет продумать традиционные категории в новой системе различий. К примеру, информация напоминает такую классическую тему философии как истину. Обретение истины весьма напоминает получение информации. Однако они не тождественны. Бывает ложная информация, но не бывает ложной истины. Истина всегда трактовалась единой, в то время как информация дискретна.

Что же такое информация? Информация часто определяется как содержание сообщения, т. е. предполагается, что она подразумевает некоторого субъекта. Таким образом, контекст определения отсылает к старой картезианской субъект-объектной парадигме. Между тем современные исследования демонстрируют, что в отличие от истины, информация существует прежде и независимо от человеческого разума. Получать, хранить и воспроизводить информацию способны не только люди, но и традиционно считающиеся бессловесными животные и бездушные электронные механизмы. Поэтому, определение получения информации как перехода от незнания к знанию оказывается либо тавтологией, либо абстрактной метафорой.

Пока можно лишь обозначить те источники, без которых невозможно составить общую картину информации.

Во-первых, это генетика или даже минералогия. Отправными точками здесь могут служить исследования американского биолога Меллера (1890–1967), благодаря которым понятие генетической информации стало общепризнанным. За свои открытия Меллер был удостоен Нобелевской премии в 1946 г. Таким образом, гены можно назвать первой стадией становления информации. На этом этапе ее отличают способность к воспроизведению (репликация) и к искажению (мутабильность). Похожие свойства, но еще на уровне кристаллов, обнаружил в 1973 г. шотландский химик А. Г. Кернс-Смит[1].

Во-вторых, это этология как часть зоологии, изучающая поведение животных. Особенно здесь стоит выделить исследования немецкого ученого Карла фон Фриша (1886–1982), в которых убедительно доказывается способность пчел к внегенетическому накоплению, хранению и воспроизводству информации. Действительно, прежде считалось, что животные являются своего рода механизмами Бога или природы, которые запрограммированы инстинктом на генетическом уровне. Исследования Карла фон Фриша демонстрируют, что появившиеся примерно 70 миллионов лет назад крылатые насекомые способны в буквальном смысле думать головой. На основе многолетних наблюдений немецкий зоолог делает вывод, что способность к обучению у пчел не уступает способности млекопитающих. Пчелы способны к различению геометрических фигур независимо от их размера и цвета. Они экстраполируют опыт, что демонстрирует наличие в их мышлении вывода и обобщения. Кроме того, старые (опытные) пчелы лучше молодых оценивают ситуацию. Их обмен информацией имеет преимущественно визуальный характер. Однако они общаются не с помощью жестов, а с помощью танца. Исследования Карла фон Фриша показывают, что в процессе танца пчелы могут передавать такую сложную информацию, как сведения о характере цветочной поляны, расстоянии и направлении[2]. Эти открытия получили признание научного сообщества, а сам немецкий зоолог был удостоен Нобелевской премии в 1973 г. Исследования Карла фон Фриша позволяют найти точку пересечения между такими противоположными философскими направлениями как позитивизм (осмысление научных открытий) и постмодернизм (концепция «смерти человека»), ибо человек фактически перестает быть суверенным носителем и адресатом информации.

В-третьих, это информационные технологии, под которыми следует понимать широкий класс механизмов, обеспечивающих накопление, хранение и воспроизводство информации. Это не только компьютеры, но и книги, фотоаппараты, звукозаписывающие устройства и телевидение. Калькуляция, ввод, съемка, сканирование, загрузка и скачивание — вот далеко не полный перечень тех операций, которые обеспечивают новые способы взаимодействия с информацией. Их осмысление в немалой степени способно прояснить интересующий нас феномен. На электронной стадии своего развития информация проявляет себя главным образом как программа, которую можно сравнить с традиционным натурфилософским понятием силы (ср. концепции Эмпедокла и Ньютона) как причины изменения. Таким образом, появляется еще одна важная для осмысления оппозиция «информация — сила». Ее можно также дополнить различием «информация — энергия». Проекция образа компьютера в научной фантастике позволяет увидеть в нем некоторые божественные атрибуты (например, в фильме американских режиссеров Энди и Ларри Ваховски «Матрица», 1999). Это позволяет обратиться к анализу теологического дискурса и провести сравнение информации с христианским Логосом (или Софией) и с мусульманской Матерью Книги (Умм аль-Китаб).

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Цит. по: Хоровиц Н. Поиски жизни в Солнечной системе. М., 1988. С. 65.

[2] Жизнь животных. М., 1984. Т. 3. С. 355–358, 380.


* Иваненко Алексей Игоревич — канд. филос. наук, ст. преподаватель кафедры истории и философии Санкт-Петербургского государственного технологического университета растительных полимеров

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)