В. Г. Мурикова*

ВИРТУАЛЬНОСТЬ И ВООБРАЖЕНИЕ

Материалы междисциплинарного гуманитарного семинара
«Философские и духовные проблемы науки и общества»
в рамках Седьмой Санкт-Петербургской Ассамблеи молодых ученых и специалистов, с. 14-19

«Иногда виртуальная реальность работает лучше, чем она должна работать, потому что мозг хочет, чтобы реальность выглядела хорошо», — отмечает Ж. Ланье[1].

Воображение есть способность мысленного представления объектов, действий ситуаций, не данных в актуальном восприятии. Иначе, воображение — моделирующая способность психики, представление. Известно, что это древнейшая способность человека, мозг которого устроен таким образом, что всякий нормальный человек оперирует как минимум с двумя различными мирами, причем каждый из которых виртуален. Исследования в области работы мозга показали, что правое и левое полушария демонстрируют принципиально разные семиотические системы, следствием чего является гетерогенность сознания. И претендовать на некую правдоподобность может лишь синтезированное из этих двух представление о реальности. Вообще, тенденция к отвержению наличного бытия (она может проявляться и в стремлении его модифицировать, переконструировать) намечается уже в древности. У древнего человека мир был удвоен, но каждый из миров воспринимался как достоверная реальность и с ним можно было взаимодействовать. Феномен виртуальной реальности, как и все, созданное человеком, происходит из способности воображения и творчества. Более того, воображение как представление, сотворение и восприятие представленного есть необходимое условие виртуальной реальности, и некоторые свойства воображения становятся свойствами виртуальной реальности, например, продуцирование из себя самого новой реальности («принцип матрешки» лежит в основе практически любой виртуальной реальности). В виртуальной реальности стираются границы между реальным и воображаемым мирами. Человек попадает в сферу свободы воли, опыт возможный становится опытом реальным. Виртуальная реальность позволяет «осуществлять» любые фантазии вплоть до переживания жизни в обратном направлении, переживания смерти несколько раз. Иначе говоря, виртуальная реальность — это сфера восприятия воображаемого.

Вообще фундаментальными свойствами всякой виртуальной реальности являются:

– актуальность, т. е. виртуальная реальность всегда воспринимается как «здесь и теперь», как настоящая реальность тем, кто в ней находится. Восприятие образов виртуальной реальности не отличается от восприятия образов внешнего мира;

– порожденность, т. е. данная виртуальная реальность всегда происходит из другой реальности, внешней по отношению к ней, и является качественно новым образованием относительно порождающей, существует только пока активна порождающая реальность;

– автономность, т. е. в виртуальной реальности существует свое время и пространство, законы взаимодействия объектов, отличные от протекающих за ее пределами, и воспринимаемых как актуальные;

– интерактивность — возможность взаимодействия с объектами виртуальной реальности. И это взаимодействие происходит как будто с естественной реальностью и ее объектами. Исследователи выводят и другие свойства виртуальной реальности в зависимости от того, что понимают под этим термином. Ввиду своей многозначности виртуальное порождает разные представления о себе. Как правило, в обыденном сознании под виртуальным понимают нечто возможное, воображаемое — продукт фантазии. И, несмотря на то, что буквально «виртуальный» переводится как действительный, подлинный, это понимание верно. Действительным нечто, до этого не обладавшее статусом реального, становится при взаимодействии с виртуальным, т. е. возникает некая новая реальность, как правило, не материального плана, которая воспринимается как непосредственно существующая «здесь и сейчас» (сюда можно отнести, например, либидо, скорость, виртуальные фотоны и т. д.).

Сегодня существуют в основном два способа интерпретации виртуальной реальности.

Во-первых, это искусственно созданная компьютерная среда, в которую можно проникнуть с помощью специальных устройств, пребывать в ней и взаимодействовать с ней, испытывая при этом реальные ощущения. Как известно из фантастической литературы и кинематографа, «проникновение в компьютер» возможно при помощи специально сконструированной «одежды»  —  шлема и перчаток — дисплея для головы и датчиков, передающих физические ощущения взаимодействия с виртуальным объектом. В результате в едином искусственном пространстве человек воспринимает искусственные образы как настоящие, поскольку он может их видеть, слышать и осязать, взаимодействовать с виртуальным миром как с «настоящим». Некоторые исследования показывают, что уже сегодня существуют разработки компьютерной виртуальной реальности, которые невозможно отличить от реального мира, находясь внутри них.

Во-вторых, это всевозможные измененные состояния сознания (от наркотического воздействия, сновидения, медитативные состояния, прочие психологические виртуальные реальности, фантазии и искусство, игры). Здесь под виртуальной реальностью подразумевают всякое ощущение реальности, отличное от общепринятого. Эти виртуальные миры чрезвычайно разнообразны как по своей форме, так и по силе воздействия. Воображение здесь играет первостепенную роль, становится творцом реальности, обладает всей полнотой свободы воли, определяет свойства мира, придает тем или иным объектам статусы существования и автономию. Ярче это можно проиллюстрировать на психиатрическом материале. Вот что пишет Дюран в своей работе о структурах воображаемого: «Это акцентуация удаления себя от реального мира, контакт с которым составляет нормальное рефлекторное поведение. Это удаление становится, таким образом, потерей контакта с реальностью, дефицитом прагматизма, потерей функционирования действительности, аутизмом. (…) Например, больная определяет стороны света по своим личным предпочтениям: север всегда локализован перед ней. Или больной, который мочится, смешивает это действие с дождем и рисует себе картину, в которой он “орошает мир”[2]. В этих случаях в воображении, а вслед за ним и в сознании, возникает отличное от реального представление о себе и своем месте в пространстве, которое меняет поведение и реакции человека, возникает психологическая виртуальная реальность. Воображению вообще свойствен изоморфизм, антитезирование, философское рассуждение, т. е. воображение тяготеет к разделению, оно шизофренично. На самом деле необязательно углубляться в психиатрию или тибетские практики изменения сознания и реальности посредством воли воображения. Как пишет Дюран, достаточно обратиться к эпистемологии. Научный подход всегда подчиняется тому или иному представлению: «Традиционный антагонизм между цитологами, более или менее механистичными, и гистологами, приверженцами непрерывности, обязан только, как оказывается, позитивной или негативной оценке, которая дается образу клеточной мембраны[3]. Наука и идеология также рождают своего рода виртуальную реальность, как, вероятно и любая субъективность. Искусство, сфера действия воображения, есть виртуальная реальность, постоянно порождающая новые виртуальности, которые, в свою очередь, также порождают другие. Наиболее сильным воздействием обладает кино и интерактивная литература. Они создают иллюзию реального присутствия и участия зрителя в происходящем. И хотя зритель понимает, что находится перед экраном, что фильм состоит из быстро движущихся картинок, что телевизор даже не является зеркалом (еще один шаг на пути создания виртуального), но всего лишь машина, зритель реагирует на события кино как будто они реально происходят. Стереокино делает эту грань еще тоньше, почти приближаясь к возможностям компьютерной виртуальной реальности.

«Возникновение» виртуальной реальности в человеческом сознании было бы невозможно без воображения, которое обладает всеми свойствами виртуальной реальности. Только на основе воображения сознание провоцирует вопрос о реальности, а потом о реальности реальности, т. е. о существовании другого мира (миров), поскольку представление, творение, разделение, разъединение лежат в основе воображения. Для каждого отдельного человека все множество миров присутствует как виртуальное множество по отношению к его собственному миру, т. е. актуальное Другого виртуально для меня. Весь «жизненный мир» состоит из множества таких миров, каждый из которых сконструирован сознанием и дополнен воображением. Сомневаться в их существовании тоже неразумно. По знаменитой формуле Беркли, «существовать значит быть воспринимаемым», все виртуальные реальности реальны. Затруднение в восприятии мира (и виртуального мира) в связи с воображением состоит, следовательно, не в выяснении онтологического статуса наличной реальности, но в определении свойств этой реальности по отношению к «жизненному миру», прояснении их связи.

И единственный шанс не заблудиться в лабиринтах воображения — это вернуться к epoche.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ковалевская Е. Компьютерные виртуальные реальности: функциональный анализ // Виртуальная реальность в психологии и искусственном интеллекте. М., 1998. 316 с.

[2] Дюран Д. Антропологические структуры воображаемого. М., 1999. С. 209.

[3] Там же. С. 210.


* Мурикова Василиса Геннадиевна — студентка философского факультетата СПбГУ

 

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)