Автор  Administrator

Р. В. Амбурладзе
ДОМИНАНТА СОВЕСТИ: МОРАЛЬ И ЦЕННОСТЬ ОБЩЕНИЯ,
«ДВОЙНИК» И «ЗАСЛУЖЕННЫЙ СОБЕСЕДНИК»

Князь А. А. Ухтомский, основоположник учения о доминанте, писал: «Человек подходит к миру и людям всегда через посредство своих доминант, своей деятельности.

7


Старинная мысль, что мы пассивно отпечетлеваем на себе реальность, какова она есть, совершенно не соответствует действительности. Наши доминанты, наше поведение стоят между нами и миром, между нашими мыслями и действительностью».

Векторность доминанты проявляется не только физиологически, но и психологически. Ухтомский писал, что «человеческая индивидуальность… склонна впадать в весьма опасный круг: по своему поведению и своим доминантам строить себе абстрактную теорию, чтобы оправдать и подкрепить ее свои же доминанты и поведение». Таким образом, происходит процесс формирования мировоззрения, неотъемлемой частью которого является «торможение» точек зрения, противоречащих ему, или, говоря современным языком, явление психологической защиты. «Мы можем воспринимать лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, т. е. наше поведение. Бесценные вещи и бесценные области реального бытия проходят мимо наших ушей и наших глаз, если не подготовлены уши, чтобы слышать, и не подготовлены глаза, чтобы видеть, т. е. если наша деятельность и поведение направлены сейчас в другие стороны.» — читаем мы в одном из писем князя Ухтомского.

Доминанта может нести творческое начало, приводя к новообразованиям, но также и консервативное начало, проявляясь в крайних случаях в виде патологически застойной доминанты.

В кратковременном плане доминанта проявляет себя как физиологическая основа внимания. Ухтомский, однако, рассматривал доминанту в более долговременном аспекте, касаясь как проблем индивидуального развития, так и антропогенеза. Он считал, что для развития человека большую роль играет не эволюция интеллектуальных структур, а возникновение новых доминант, порожденных личностно-социальной действительностью. При этом Ухтомский выделяет два этапа. В начале происходит осознание человеком себя как личности, отделение его от других: «С того момента, когда однажды откроется человеку что есть

8


равноценное ему лицо… он сам впервые из антропоида начнет преображаться в человека!». Но индивидуальность может превратиться в индивидуализм и даже в эгоизм, и тогда из фактора, способствовавшего развитию человека, превратится в фактор торможения этого развития. «Когда же перестаем говорить мы, это значит, что прежняя общая жизнь прекратилась, и выделившийся из «Мы» человек рассматривается уже как законченное объективное. Человек начинает смотреть на другого человека как на своего двойника. «Самооправдание и успокоение на своих точках зрения (доминанта на Двойника) застилает глаза на реальность, и тогда наступает трагедия: люди не узнают Сократа, объявляют его вредным чудаком, заставляют его поскорей умереть!..» «Пока этого выхода от убийственного Двойника к живому Собеседнику нет, нет возможности узнать и понять человека, каков он есть». Как следует из писем, Ухтомский считал, что проблему Двойника поставил Ф. М. Достоевский в своих произведениях. Однако в вопросе о человеческих перспективах он выглядит гораздо оптимистичнее Н. О. Лосского. Ухтомский видит возможность преодоления индивидуализма путем формирования доминанты на лицо другого. Это «одна из самых трудных, на первый взгляд, пожалуй и недостижимых в чистом виде доминант, которые нам придется воспитать в себе», «Освободиться от своего Двойника — вот необыкновенно трудная, но и необходимейшая задача человека!», «пока человек не освободился еще от своего Двойника, он, собственно не имеет еще Собеседника, а говорит и бредит сам с собою»; и лишь тогда, когда он пробьет скорлупу и поставит центр тяготения на лицо другого, он получает впервые Собеседника.…Собеседник же, т. е. лицо другого человека, открывается таким, каким я его заслужил всем моим прошлым и тем, что я есть сейчас». «С этого момента и сам человек, встав на путь возделывания этой доминанты, впервые приобретает то, что можно в нем назвать лицом…». «Это, можно сказать, "закон Заслуженного собеседника"…». Получается, что познание себя и среды, по Ухтомскому, может идти через другого, через инобытие, в чем можно увидеть сходство со взглядами

9


Дж. Локка и Гегеля. Л. П. Павлова отмечает, что наиболее ярко закон Заслуженного собеседника проявляется в религии в образе Христа, хотя Ухтомский распространял его гораздо шире (Лобачев, Павлова, 1991).

Таким образом, одну из главных задач в развитии человека Ухтомский видел в воспитании своих доминант, в т. ч. и подсознательных. Можно полагать, что он считал, что научные истины могут быть полезны с точки зрения их нравственной ценности, что наука и мораль не являются независимыми друг от друга. Такая точка зрения в последние годы находит своих сторонников, в частности, в лице Р. Сперри. «Идея о том, что этико-моральные ценности можно вывести из научного мировоззрения стала не только приемлемым, но и практически неоспоримым исходным допущением для возникновения в 80-е годы новых мировоззренческих предложений», тогда как ранее «этики еще гордились дихотомией "факт-ценность"»

«Человек склонен к тому, чтобы из своего поведения строить философию». Эту же модель он применял и для научного познания. «Сплошь и рядом… гипотезы являются временными строительными лесами», с помощью которых происходит построение здания теории, однако само здание может предстать в виде, отличном от первоначального замысла (здесь можно вспомнить аналогичное высказывание Л. Витгенштейна о языке). Доминанта способствует познанию, являясь его движущей силой, но в то же время препятствует ему, мешая взглянуть на факты непредубежденно. Таким образом, доминанта является единым фактором организации таких видов деятельности, как поведенческая активность, научное познание, формирование мировоззрения. Однако сам Ухтомский был далек от того, чтобы считать доминанту всеобъясняющим принципом. «У нас нет решительно никаких оснований к тому, чтобы думать, что реальность и истина станут когда-нибудь подушкою для успокоения. Подушкою для успокоения норовит быть каждая из теорий, но благодетельное столкновение с реальностью опять и опять будит засыпающую жизнь». Таким образом, мы видим, что, несмотря на физиологический подход, Ухтомский уделял большое внимание роли

10

социального в человеке. С другой стороны, он не преуменьшал роли биологического фактора. Вообще, такой интегральный подход очень характерен для Ухтомского, и распространялся им на самые разные сферы. «Физиологические структуры лишь ради абстракции отделяются от биоценотических структур и от экологических структур». «Простое ощущение» есть в сущности абстракция, более или менее полезная аналитическая фикция, тогда как реальный и живой опыт имеет дело всегда с интегральными образами». «Теперь надо понять, что разделение "души" и "тела" имеет лишь исторические основания».

Такой целостный, антиредукционистский подход вообще характерен для позиции Ухтомского, и может быть выделен как его основная особенность.

(11)

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)