«Универсум платоновской мысли-XI: XXIV века платонизма.
Традиции и новации в истории древнейшей европейской школы»
.
Материалы Восьмой Платоновской конфереции
(Санкт-Петербург, 22–23 июня 2003 г.) СПб., 2003



Очередная конференция «Универсум Платоновской мысли» представляет собой не только попытку рассмотрения платонического наследия с новой точки зрения, но и ответ на определенный вызов начала третьего тысячелетия. Время, в которое мы живем, автоматически задает настроение подведения итогов, ретроспективного анализа и вопросов о перспективе.

Платонизм всегда выступал и выступает не только как сугубо философское или философско-религиозное течение, но является одним из важнейших общекультурных (этических, эстетических и т. д.) стереотипов, в известном смысле даже «маркеров», за которыми каждая из эпох подразумевала собственное содержание. Обращение именно к истории платонизма в настоящий момент вызвано не только стремлением заново переосмыслить первые, определяющие шаги европейской метафизики, но и присмотреться к тем его моментам, которые оказались в силу определенных исторических причин и установок современного сознания оставлены, так сказать, «за бортом».

Важнейшим такого рода моментом, на наш взгляд, является этический характер философии, понимание последней как образа жизни/мысли. Что касается западной академической философии, то за 2 600 лет своего существования она, начавшись как определенный образ жизни, постепенно превратилась в весьма специализированную сферу профессиональной деятельности со своим терминологическим аппаратом, проблемным полем, формой социальных коммуникаций и собственными социальными институтами. При этом все перечисленное пребывает в отчужденном состоянии от субъекта, занятого философией: его функция как философа является прежде всего социальной функцией.

Рефлексия осуществляемая современной этикой к ее собственным основаниям, рефлексия, показывающая проблематичность последних, на наш взгляд, указывает на ту же метаморфозу. В наше время нравственность мыслится из категории социального; между тем в «начале» этики как философской дисциплины само социальное мыслилось «из нрава». В пользу этого утверждения свидетельствует широко известная воспитательная тенденция античной мысли. Аргументом является и отсутствие в античном сознание — по крайней мере до времен эллинизма — развитых космополитических представлений. Последние указывают на возникновение концепции абстрактного субъекта этики: человека как сверх-этического существа.

Таким образом философский интерес формировал и особые черты нрава. Впрочем, для античного философа это отношение не следует описывать как причинно-следственное. Трудно сказать, что выступает здесь первым — нрав или философский интерес. Тексты Платона и его последователей как ничто другое способны продемонстрировать вопрос о возникновении философского интереса, а также этическое измерение философии. Когда мы читаем у Диогена Лаэртского, что Сократ был первым, кого назвали этиком, то следует иметь в виду, что в данном определении подразумевается не какая-то антропологизация философствования, а обращение к нраву и традициям как к горизонту определения человека. Именно в рамках данного горизонта формировалась метафизическая традиция мысли, а потому платоновское понимание философии как нрава (образа жизни) является не только проявлением тяготения к историко-философской спецификации, но и существенным аспектом рассмотрения предпосылок метафизики как таковой.

Еще одной причиной интереса к данной теме может быть современная этнокультурная ситуация, которая характеризуется противостоянием и, одновременно, взаимодействием двух тенденций: универсализации, когда этническое становится подчиненным моментом неких надэтнических социально-культурных архетипов; и традиционализма, стремящегося удержать этнический этос, не растворить его в космополитических установках. И здесь платонический дискурс выступает предпосылкой целого ряда социальных и этнологических концепций.

Таким образом, тема настоящей конференции подразумевает междисциплинарный синтез, поскольку заявленный круг вопросов касается не только антиковедения или истории философии, но также социальных наук, этики и этнологии. Здесь заложен «мостик» и к современной «собственно философской» проблематике. В ситуации размывания архетипа философии как таковой (не только классической, но и постклассической: мы видим, что форму «академической» последняя приобретает с неменьшей легкостью, чем первая), возникает проблема оснований как таковых. Обращаясь к античной философии мы можем видеть, как функционирует мысль в ситуации принципиальной «безосновности» — по той хотя бы причине, что рефлексия на основание еще не утвердилась как некий элемент дискурса.

Естественно в рамках данной конференции будет рассматриваться история платонизма в максимально широком ракурсе: как с точки зрения ее структурных составляющих, так и с точки зрения истории. Однако главной задачей является обсуждение возможных новых подходов к изучению исторического наследия, которые могли бы иметь плодотворные результаты не только с точки зрения чисто исторического интереса.

Заделом для реализации данного проекта является имеющийся у инициативной группы опыт проведения подобных конференций. Данная конференция станет уже девятой, проводимой в рамках проекта «Универсум Платоновской мысли». В ее организации и проведении участвуют Санкт-Петербургское Платоновское общество, входящее в Международное Платоновское общество на правах коллективного члена; Совет Молодых Ученых СПбГУ, философский факультет СПбГУ. Эта программа также пользуется поддержкой администрации данного университета. В конференции планируют принять участие специалисты самого различного профиля: историки философии, этики, филологи, историки, психологи.

ХХ столетие стало эпохой, когда стремление бросить вызов всевозможным традициям в сфере философии само стало традицией. Несмотря на то, что во многих случаях подобный вызов остался всего лишь не подкрепленной ничем претензией, мы можем констатировать, что философия — особенно во второй половине столетия — стремительно меняет характер своего дискурса. Это касается как стиля мышления, так и сферы приложения ее результатов.

В связи с этим многократно подвергались переосмыслению и многие историко-философские реалии. Задачей конференции является как раз попытка оценить новации, привнесенные прошедшим столетием в историю идей. Эта оценка имеет два аспекта. Во-первых, необходимо уяснить, насколько переоценивалось наследие Платона, насколько же — тот образ платонизма, который господствует в европейской мысли со времен Фомы Аквинского. Во-вторых — определить, выступают ли современные формы философствования чем-то действительно абсолютно новым, или же можно обнаружить их предпосылки в том проблемном поле, которое было сформировано платоно-аристотелевской традицией, и которое во многом определяло развитие западноевропейской интеллектуальной культуры на протяжении тысячелетий.

На конференции обсуждались следующие проблемы:

• Современные тенденции в философском антиковедении.
• «Платон» — как знак, как миф и как концепт.
• Платонизм и современная философия — о возможности со- или противопоставления.
• Различия в культурных традициях и образах мира западноевропейской и российской цивилизации на примере восприятия платонизма как целостного философского и культурного явления, базисного для европейской культуры в целом.
• Особенности историографии платонизма в западной и российской науке.
• Комплексный образ платонизма в культуре Западной Европы и России. — Определение новых сфер интердисциплинарных исследований: на стыке истории философии, истории идей, культурологии, истории литературы, историографии.
• Идеи к новой методологии междисциплинарных исследований, базирующейся на плюралистической модели: взаимодополнения различных информационных полей и операционных баз.
• Историография платоноведения в западноверопейской и российской науке XIX–XX столетий, особенности набора персоналий и текстов, которые исследовались; место платоноведения в общем массиве историко-философских и историко-культурных текстов.
• Место, которое занимали рецепции античного платонизма в культуре Западной Европы и России. Это большая и комплексная проблема, которая предполагает историко-философский анализ основных представителей философской мысли России и Западной Европы, причем не только их собственные оценки платонизма, но и внутренние реминисценции.
• Роль платонизма в истории европейской и российской литературы XIX–XX столетий.
• Степень влияния платонизма на формирование политических доктрин Западной Европы и России XIX–XX столетий.
• Специфика традиций в восприятии платонизма — через западное и византийское средневековье соответственно.
• Формы и степени влияния западноевропейской науки и культуры на российское платоноведение и восприятие платонизма в XIX–XX столетиях.

Написать комментарий

Пожалуйста, заполните поля, отмеченные (*)